?

Log in

No account? Create an account

Предыдущие записи | Следущие записи

Оригинал взят у moralg в Убийство пенсионных фондов - 17. Стадия фарса или маразма?
      В конце декабря прошлого года в псто "Убийство пенсионных фондов - 15. Кассационная зачистка." я сообщил об окончательной победе НПФ "Империя" (далее - Фонда) в споре с ЦБ о действительности лицензии Фонда, аннулированной еще приказом ФСФР в марте 2013 года. И замолчал. Поскольку приказ об аннулировании лицензии был признан судом незаконным и Фонд продолжил работу, своевременно и полностью выполняя все обязательства перед своими вкладчиками.
      Но этот факт совсем не означал, что чиновники ЦБ успокоились. В постсоветской России еще ни одному НПФ (как и ни одному банку) не удавалось в споре с регулятором рынка доказать незаконность отзыва лицензии. И единичный пример "Империи" явно бил по самолюбию чиновников. Поэтому их весьма пристрастные деяния в отношении Фонда продолжались и на днях дошли до стадии явного фарса, вчерне описанного в 21 октября с.г. "Ведомостях" и в "Коммерсанте".
      Поэтому, напомнив кратко суть главного сражения с регулятором за лицензию Фонда, кратко же и опишу здесь ход и результаты всех параллельных и последующих "фланговых" битв с ним.

  1. Предписание ФСФР довести ИОУД (собственный капитал) Фонда к 31.01.2013г. до 100 млн. рублей Фонд выполнил своевременно. Но, считая это предписание противоречащим закону, в начале февраля подал иск в московский арбитраж (Иск-1) о признании предписания незаконным. К Иску-1 на стороне Фонда присоединилась ФАС (федеральная антимонопольная служба).
      2. Возможно, что по причине подачи в суд Иска-1 ФСФР счел необходимым наказать Фонд аннулированием его лицензии. Что и сделал своим приказом 22.03.2013. Но обоснования своего приказа сформулировал настолько топорно, что последовавшие за тем суды признали их несостоятельными. Фонд на приказ об аннулировании лицензии отреагировал в начале апреля подачей в московский арбитраж иска о незаконности приказа ФСФР (Иск-2). Но рассмотрение этого иска по ходатайству ФСФР было заморожено судом до решения вопроса по Иску-1.
      3. К маю м-цу нам стало ясно, что московский арбитражный суд занял по обоим искам Фонда однозначную позицию в пользу ФСФР. В этой ситуации активизировались вкладчики Фонда и одному из них удалось добиться принятия своего иска к ФСФР к рассмотрению судом общей юрисдикции по месту своего жительства (Иск-3 в Краснооктябрьский районный суд Волгограда). К которому в качестве третьего лица присоединился Фонд. Этот иск был выигран - суд 07.06.2013. признал приказ ФСФР об аннулировании лицензии Фонда незаконным. А в мотивировочной части решения суда была показана и незаконность упомянутого в п.1 предписания ФСФР. И с этого момента Фонд восстановил свою работу в полном объеме. Ибо все действия ФСФР были признаны судом общей юрисдикции незаконными.
      4. Попытки ФСФР оспорить решение суда по Иску-3 оказались неудачными как в апелляционной (22.08.2013.), так и в кассационной (декабрь 2013 года) инстанциях. В последнем случае жалобу в суд подавал уже ЦБ, как правопреемник ФСФР с 1 сентября 2013 года.
      5. Параллельно рассматриваемый в Москве Иск-1 Фонд проиграл. Арбитражный суд в начале июля 2013 года счел упомянутое в п.1 предписание ФСФР законным. Несмотря на то, что суд общей юрисдикции месяцем раньше признал его незаконным. И здесь арбитражный суд явно нарушил статью 69.3 АПК (арбитражно-процессуального кодекса). Гласящую, что решение суда общей юрисдикции по конкретному вопросу должно приниматься арбитражным судом без дополнительных доказательств.
      Апелляция Фонда на это решение московского арбитража была отклонена. Отклонена была и кассация Фонда. Удивительным в последнем случае был характер рассмотрения кассационной жалобы. Обычно они рассматриваются либо без приглашения спорщиков, либо с приглашением за одно короткое заседание.  В нашем случае было три полуторачасовых заседания. На каждом из которых глава судейской тройки интересовался судьбой кассации ЦБ по Иску-3. Трудно далось кассационной тройке арбитражных судей ее противоречащее АПК решение...
      6. Сразу после отклонения кассации Фонда по Иску-1 (26 декабря 2013 года) собрался Совет Фонда и принял решение об отказе от работы Фонда в системе ОПС (с накопительной частью госпенсии) и сосредоточении усилий Фонда на работе в системе НПО (негосударственного пенсионного обеспечения). Смысл этого отказа в том, что требование к собственному капиталу НПФ, занимающемуся только работой по НПО, вдвое ниже, чем к занимающемуся еще и работой по ОПС. И 30 декабря в ЦБ было послано соответствующее ходатайство Фонда.
      7. Параллельно началось рассмотрение московским арбитражным судом нашего Иска-2 (о признании приказа ФСФР об аннулировании лицензии Фонда незаконным). Насмотревшись на поведение московских арбитражных судей Фонд счел целесообразным отозвать Иск-2. Поскольку поставленный в нем вопрос был уже решен положительно для Фонда судом общей юрисдикции по Иску-3. В результате осталось только решение суда общей юрисдикции о незаконности приказа ФСФР. А возможность получения противоположного по смыслу решения арбитражного суда ЦБ потерял.
      8. Перешедшие на службу в ЦБ бывшие сотрудники ФСФР не унимались. И 15 января с.г. написали протокол о "только что обнаруженном" ими административном правонарушении Фонда. Все обвинения Фонду в этом протоколе слово в слово повторяли текст приказа об аннулировании лицензии Фонда 10-месячной давности (от 22.03.2013). Протокол для принятия решения был передан в Ростовское тогда еще живое отделение ФСФР. Последнее, подняв очи к начальственному небу (ЦБ), приняло решение наложить на Фонд штраф в размере 500 тысяч рублей.
      Волгоградский арбитражный суд счел обвинения Фонда в административном правонарушении несостоятельными и наложение штрафа незаконным. Апелляционная (Саратов) и кассационная (Казань) арбитражные инстанции подтвердили решение волгоградского арбитража. После чего Фонд обратился в суд с требованием о возмещении ущерба, нанесенного Фонду незаконными действиями ЦБ. Выставив документально подтвержденный счет на 188 тысяч рублей. Суд 21.10.2014. обязал ЦБ возместить материальный ущерб Фонду в размере 94 тысяч рублей. Фонд не в обиде. Здесь важен факт, а не размер.
      9. На первое ходатайство Фонда об освобождении его от работы в системе ОПС (см.п.6) ЦБ ответил по смыслу так: "сдавайте лицензию и переставайте работать вообще". Но лицензия НПФ дается на два вида работы - НПО и ОПС. Причем по закону работа по ОПС является добровольной, а по НПО - обязательной. Столь маразматического ответа Фонд не ожидал. И с целью сохранения рассудка читателей текст этого ответа ЦБ здесь не привожу.
      Фонд направил в адрес председателя ЦБ г-жи Набиуллиной повторное ходатайство об освобождении его от работы по ОПС. Подробно обосновав всю несостоятельность позиции ЦБ в ответе на первое ходатайство. Вот это повторное ходатайство:


005м006м
007м

      И в конце марта получил гораздо более вежливый ответ, в котором, тем не менее, не было представлено ни одного возражения на все наши утверждения во 2-м ходатайстве. Но лейтмотивом которого оказалось следующее утверждение: "Процедура вхождения НПФ в работу в системе ОПС в действующем законодательстве описана, но процедура выхода НПФ из работы в этой системе не предусмотрена.". Что тоже является ложью. Стало очевидно, что метод ходатайств, даже весьма острых, не работает. И Фонд решил действовать иным способом.
    10. На годовом отчетном собрании Совета Фонда (26.03.2014.) было принято решение перевести часть собственного капитала Фонда в состав пенсионных резервов и за счет этого начислить дополнительный доход на счета вкладчиков Фонда. В результате собственный капитал в балансе Фонда уменьшился до примерно 75 млн. рублей. Узрев столь нагло-провокационное поведение Фонда, ЦБ в конце июля направил Фонду предписание. Потребовав довести собственный капитал до не менее чем 100 млн. рублей. На что Фонд ответил, что это требование противоречит вступившему еще почти год назад в законную силу решения суда общей юрисдикции (это решение можно увидеть здесь). И дополнительно обратил внимание г-жи Набиуллиной на порочащие систему государственного управления действия чиновников ЦБ следующим письмом:

305
305-1

      Конечно же, на это обращение был получен бессмысленно-вежливый ответ, вал бессмысленных предписаний прекратился, но исходное предписание о 100 миллионах отозвано не было и ходатайство о прекращении работы Фонда в системе ОПС удовлетворено тоже не было. Возникла пауза.
    11. Возможно, эта пауза и длилась бы до сих пор. Но Фонд позволил себе подать в суд на возмещение ему ущерба от действий ЦБ (см. п. 8). И, как следствие, получил очередное предписание. В котором ЦБ потребовал в месячный срок увеличить собственный капитал Фонда до 100 миллионов и наложил запрет на шесть месяцев на заключение Фондом договоров с гражданами по ОПС и инвестирование средств ОПС. Помилуйте! Но Фонд еще с декабря прошлого года заявил ЦБ о прекращении им заключения договоров по ОПС и неукоснительно соблюдает свое слово. А инвестирование средств по ОПС заведомо не осуществляет потому, что ПФР не перечисляет такие средства во все НПФ (мораторий, матушка!). Так зачем запрещать Фонду делать то, что он обязался не делать по собственной инициативе и не имеет оснований делать по воле верховных властей России? И почему ЦБ продолжает игнорировать решение суда общей юрисдикции?  ФАРС это или МАРАЗМ? Фактически это вопрос был задан и в упомянутых в начале поста публикациях в газетах "Ведомости" и "Коммерсант".
    12. Описанная выше эпопея борьбы с ЦБ за права Фонда заведомо не завершена. Поэтому:
   P.S. Отдавая себе отчет в том, что действия Фонда (по сути - мои) не во всем корректны и далеко не оптимальны, буду крайне внимателен к Вашим, друзья мои, замечаниям и советам. Особенно, если они опираются на конкретный опыт противодействия произволу чиновников.