?

Log in

No account? Create an account

Предыдущие записи | Следущие записи

Оригинал взят у nazar_rus в Смертность в 1932-33 годах в сельской местности Черниговской области (в границах 1933 года)
Подоспели еще материалы, поэтому можно рассмотреть вопрос смертности на селе в 1932-33 годах в Черниговской области Украины (в границах 1933 года). На то время область занимала территорию современных Черниговской области и северной части Сумской (примерно по линии северной границы современных Липоводолинского – Лебединского – юго-восточной части Недрыгайловского – северной границы Белопольского районов). В работе использовались следующие мартирологи:

Національна книга пам’яті жертв Голодомору в Україні. Сумська область. – Суми: Собор, 2008. – 920 с.
Національна книга пам’яті жертв Голодомору в Україні. Чернігівська область. – Чернігів: Деснянська правда, 2008. – 1060 с.

Необходимо отметить, что по Черниговской области данные представлены исключительно по населенным пунктам (хоть и с привязкой к современным административным районам). С учетом того, что в области на то время было огромное число хуторов и мелких сел, сопоставление их с сельсоветами представляет собой крайне сложную задачу. По Сумской области данные представлены только по современному административно-территориальному делению и по населенным пунктам, поэтому для этих областей сопоставление населенных пунктов с сельрадами 1933 года тоже достаточно сложно. Кроме того, для Черниговской области достаточно тяжело определять умерших по данным актов книги записей и отделять их от воспоминаний очевидцев.

В целом, для Черниговской области, как и для Днепропетровской, Донецкой, Одесской и Харьковской областей, в 1932-33 годах органами ЗАГС фиксируются умершие возрастом несколько месяцев и даже несколько дней, отмечены случаи записей мертворожденных и детей, умерших при родах. Таким образом, и здесь плохой учет младенческой смертности в эти годы первичными данными не подтверждается.

Данные неполные по охвату, часто попадаются населенные пункты, по которым сохранились единичные акты смерти (преимущественно, хутора). Нами проанализированы только умершие по книгам актовых записей, сохранившихся в архивах. По 1932 году сохранились данные для 360 административных единиц, а по 1933 – 407, для трех населенных пунктов нет данных по дате смерти.

Всего по 1932 году учтено 8315, а по 1933 году – 15957 умерших. Превышение составляет 1,9 раз, что практически идентично показателю по селам Донбасса и меньше, чем по Днепропетровской и Одесской областям.

Оценки среднего числа умерших на сельраду дают следующие результаты:

Оценка на сельраду	                1932	1933	1933/1932
Среднее за год	                        23	39	1,7
Среднее по данным динамики за год	17	33	1,9
Средневзвешенное за год	                32	100	3,1
Средневзвешенное по данным динамики	41	71	1,7

Как видно, данные по смертности сопоставимы с таковыми по селам Донбасса.

На 1 января 1933 года в Черниговской области числилось 1102 сельских и поселковых советов с сельским населением 2633 тыс. человек. Согласно данным статистического учета, в 1932 году в сельской местности Черниговской области умерло 52,2 тыс. человек, а в 1933 – 111,7 тыс. человек. Согласно нашим оценкам, число умерших в сельской местности в 1932 году колеблется около 45,6 тыс. человек, а в 1933 – 78,05 тыс. человек. Таким образом, наши оценки смертности получаются ниже, чем официальные данные советских статистиков. Таким образом, не только не наблюдается искусственного занижения числа умерших, но вполне возможны приписки смертности со стороны Украинского УНХУ.

Таким образом, по селам Черниговской области смертность в 1932 году по нашим оценкам составила 17,3 на 1000, а в 1933 году – 29,6 на 1000. Превышение составляет 12,3 на 1000 (1,7 раз).

Таким образом, в период голода 1933 г. по селам Черниговской области, по сравнению с Одесской, Днепропетровской, Харьковской и Донецкой областями смертность была наименьшей (примерно в два раза), также наименьшим был рост смертей.

При оценке смертности были выделены такие возрастные группы: младенческая (возраст до 1 года), детская (1 – 10 лет), подростковая (11 – 16), взрослого трудоспособного населения (17 – 50), пожилых (старше 50 лет). Отдельно была выделена группа, для которой в мартирологе возраст не был указан.

	        до 1 года	1 – 10	 11 – 16	17 – 50	 старше 50	нет данных
1932	        1571	        2202	 219	        1489	2572	        262
на сельраду	6	        8	 2	        5	8	        2
	        18,89%	        26,48%	2,63%	        17,91%	30,93%	        3,15%
1933	        1066	        3474	615	        3890	6552	        360
на сельраду	9	        22	7	        22	34	        5
	        6,68%	        21,77%	3,85%	        24,38%	41,06%	        2,26%
1933/1932	0,68	        1,58	2,80	        2,61	2,55	        1,37
на сельраду	1,5	        2,75	3,50	        4,40	4,25	        2,50
%	        0,35	        0,82	1,46	        1,36	1,33	        0,72

По младенческой смертности ситуация в Черниговской области резко отличается от смертности в Днепропетровской, Одесской, Харьковской и Донецкой областях – число умерших младенцев возросло. Особенностями смертности в 1933 году в Черниговкой области является резкое увеличение числа умерших среди взрослого трудоспособного населения и стариков. Таким образом, ситуация по смертности в разных возрастных группах отличается в разных областях Украины.

Доля умерших, для которых не указан возраст, небольшая, а рост числа умерших в этой группе сравним с общим ростом смертности. Таким образом, плохо поставленный учет или фальсификации смертей для Харьковской области не наблюдается.

Причины смертности.

В 1932 году в мартирологах найдено 3077 случаев отсутствия диагноза (37%), а в 1933 – 6522 (40,9%). На сельраду эти цифры выражаются как 11 и 20, соответственно. Таким образом, с учетом роста смертности чуть меньше, чем в два раза, факт сокрытия причины смертей по Черниговской области в 1933 году не прослеживается. Более того, по сравнению с другими рассмотренными областями, рост доли смертей с неуказанными диагнозами наименьший. И 1001 рассказка о неких «директивах о сокрытии причин смерти» продолжают развеиваться как дым.

Отдельные причины смертей (за исключением напрямую связанных с голодом) распределяются следующим образом

Причина	                     1932	                       1933	             1933/1932
	                     общее	на сельраду	%	общее	на сельраду  %	
Старость	             1462	6	        17,6	3390	11	     21,2	  1,83
Инфекционные заболевания     2223	38	        26,7	2066	37	     12,9	0,97
Убийства, несчастные случаи  276	2	        3,3	251	2	     1,6	1,00
Прочее	                     943	32	        11,3	1274	50	     8,0	1,56

Ситуация сходная с четырьмя другими областями, доли умерших сравнимы. Отдельно нужно обратить внимание, что роста инфекционных заболеваний в 1933 году не то, что не наблюдается, а они даже снижаются. И в очередной раз приходится констатировать, что голод значительно на росте смерти от инфекционных болезней не отразился.

Лидерами среди смертности были

	             1932	                        1933
Заболевание	     общее	%	на сельраду	общее	%	на сельраду
Воспаление легких    504	6,1	3	        592	3,7	4
Туберкулез	     542	6,5	3	        519	3,3	3
Тиф	              77	0,9	1	        215	1,3	2
Простуда	      91	1,1	2	        104	0,7	2
Корь	             216	2,6	3	        132	0,8	3
Чахотка	              85	1,0	2	        114	0,7	2
Дизентерия	     255	3,1	5	         40	0,3	1
Скарлатина	     182	2,2	2	         96	0,6	2

Ситуация сходная с рассмотренными ранее областями Украины, при этом в 1933 году в Черниговской области наблюдается рост числа умерших от тифа. При этом катастрофического рота смертности, который можно увязать с голодом не просматривается. Отдельно следует добавить, что в 1932 году в Черниговской области отмечалась сравнительно высокая смертность от дизентерии, однако ее рост в 1933 году также не прослеживается.

Заболевания неинфекционные. Лидером является смертность от сердечнососудистых заболеваний, и при этом, наблюдается двукратный рост смертности.

Наконец, причины, связанные непосредственно с голодом. В этой группе в 1932 г. смертность составляет 254 случая (3,1 %) или 12 на сельраду. Интересно, что доля умерших от этих причин в 1932 году по Черниговской области наименьшая по сравнению с другими областями. В 1933 году – 1223 случая (7,7%) или 33 на сельраду. Рост чуть больший, чем в 2 раза, сравнимый с общим ростом смертности.

Понос. В 1932 г зафиксировано 69 смерти по 19 сельрадам (0,8%). В 1933 – 89 по 26 сельрадам (0,6%). Никакой связи с ростом смертности.

Желудочно-кишечные заболевания. В 1932 г зафиксировано 141 смерть по 73 сельрадам (1,7%). В 1933 – 400 по 88 сельрадам (2,5%). Рост почти в три раза.

Отеки. В 1932 г зафиксировано 22 смерти по 12 сельрадам (0,3%). В 1933 – 709 по 32 сельрадам (4,4%). Рост примерно в 10 раз. Что и указывает на голод с алиментарными отеками.

Малокровие. В 1932 г зафиксировано всего 4 смерти. В 1933 – 13. Без комментариев

Наконец, фиксировалась прямая смертность от голода. Голодные смерти – в 1932 г 10 смертей в 6 сельрадах (0,1%). В 1933 – 341 по 64 сельрадам (2,1%). Истощение и слабость – в 1932 г 70 смертей по 33 сельрадам (0,8%). В 1933 – 890 по 76 сельрадам (5,6%). Фактов питания суррогатами и авитаминоза в 1932 – 1933 гг. Загсами не зафиксировано.

Таким образом.

1. В 1932 году по селам Черниговской области массового голода не наблюдается. Смертность от голода в 1932 году характеризуется единичными смертями в отдельных сельрадах.

2. Непосредственно от голода и связанных с голодом причин в селах Черниговской области в 1933 году зафиксировано 2454 смерти (15,4%). Доля смертей от числа зафиксированных с диагнозами составляет 26% (непосредственно от голода – 13%). Превышение по сравнению с 1932 (6,4%) в 2,4 раза. Исходя из смертности 29,6, смертность сельского населения непосредственно от голода в 1933 году оценивается как 4 на 1000 населения и от связанных с голодом причин как 6 на 1000 населения. Смертность наименьшая в сравнении с остальными четырьмя областями Украины

3. Эпидемиологические заболевания по области в 1933 году в большинстве напрямую с голодом не связаны и рост смертности от тифа, туберкулеза и чахотки дал незначительный вклад в общий рост смертности.

4. В 1933 году подтверждается как минимум два разных сценария роста смертности и голода – 1) на юге, в центре, юго-востоке и северо-востоке Украины (Одесская, Днпропетровская, Донецкая и Черниговская области) и 2) на востоке (Харьковская область), где смертность и голод были значительно выше.